12:39 

祝我生日快乐!

akhCaynaM


По случаю дня рождения взяло и написалось. Пора расширять горизонты, в конце-то концов, и писать об чём-то своём.

Название: Разговор по душам
Автор: ManyaChka, она же akhCaynaM
Рейтинг: G
Жанр: Гет, Джен, Мистика, Психология, POV
Статус: закончен
Размер: драббл (759 слов)
Описание: Их доверительные беседы происходят лишь в полном молчании.
Посвящение: Хоть и жуткий моветон, но посвящается себе. Когда ж ещё быть эгоистичной дурёхой, как не в собственный день рождения? ^.^
Примечания автора: Написано под впечатлением от фильмов «Лучшее предложение» и «Человек — швейцарский нож», на диво созвучных друг другу.
Впервые написала ориджинал, поэтому маленько нервничаю >.< Но это даже приятно. Вперёд, навстречу неизведанному, юху-у-у!
Ссылка на фикбук: ficbook.net/readfic/4866981


Я бегу вверх по беломраморным ступеням, выстеленным тяжёлым ковром красного бархата, спешно пробираясь меж чинных процессий, словно бы упивающихся собственной медлительностью. Мои суетливые движения выбиваются из ритма общей монотонности, и я слышу недовольные голоса, отпускающие нелестные отзывы мне вслед. Но это не имеет значения. Времени мало, слишком мало, поэтому нельзя терять ни минуты в бессмысленном гуле людской толпы.

Ты приехала на месяц. Тридцать один день, из которых прошло целых девять. Мысль о неизбежном расставании не покидает ни на минуту, исключая лишь те часы, что мы проводим вместе.

Длинный коридор, богатый зал, украшенный пилястрами с выпуклым растительным орнаментом на капителях, выцветшие гобелены по стенам и поскрипывающий паркетный пол, вторящий каждому шагу гулким эхом. Ещё одна лестница, на сей раз не столь запруженная людьми, поворот налево, и я влетаю в ярко освещённое помещение. Нет нужды вертеть головой из стороны в сторону в поисках родного лица. Я точно знаю, где ты, и, чуть помедлив на пороге, уверенно подхожу к картине у дальней стены.

Здравствуй. Ты прекрасна всегда, но сегодня, клянусь, исходящее изнутри свечение особенно притягательно и тепло.

От близости к тебе дыхание перехватывает. С замиранием сердца рассматриваю плавные контуры лица, высокий лоб, тонкие брови, выразительные раскосые глаза, чуть вздёрнутый нос и маленькие пухлые губы. Краска покрывает холст неравномерно, и местами виднеется его крупная зернистая структура. Но это кажущееся несовершенство делает тебя ещё лучше. Ты не боишься, что люди увидят обнажённое полотно за цветом, наложенным неплотными мазками, и с гордостью демонстрируешь игру спонтанных линий, свободно пересекающих загрунтованную поверхность.

Именно в этом в Китае испокон веков виделось проявление таланта истинного живописца: всего лишь несколько быстрых штрихов — и вот на поверхности бумаги уже поселилась живая рыбка, бабочка или птица. Художнику надлежало особо следить за состоянием кисти и туши, умея приладить их для изображения того или иного предмета. Например, рисуя буйвола, некоторые элементы, вроде рогов, он рисовал медленно, используя густую тушь, в то время как хвост выполнял быстрым движением, чтобы передать его резвое покачивание.

Живость этой традиции для меня несомненна. Материал мог смениться, но сам принцип никуда не ушёл, закрепившись на генетическом уровне. И не важно, шёлк или холст, рисовая бумага или альбомный лист, тушь или масло. Глядя на деликатный абрис твоего нежного лица, я вспоминаю слова одного именитого мастера, писавшего рыбок в пруду. По его словам, чтобы создать убедительное и анатомически верное изображение, необходимо одним движением кисти провести непрерывную линию от брюшка и до левого плавника; если же движение кисти будет прерываться, то рыбка покажется покалеченной.

Ты живая. Всё в твоём неземном облике дышит чувством, неизъяснимым трепетом и тайной. Молчаливая, ты говоришь убедительнее и выразительнее, чем то дано простому человеку.

Незамысловатые штрихи и линии ложатся на полотно плоскостной композицией, а плавность изгибов и мягкость цветовых решений вызывают ощущение соприкосновения с интимным и утончённым миром. В твоих чертах легко просматриваются восточные корни, но есть в них и отпечаток европейского наследия. Лёгкая тень меланхолии женских образов Амедео Модильяни, дымчатый контур Герхарда Рихтера и импрессионистская воздушность окружающего тебя пространства. Но это не делает тебя вторичной копией с западного искусства. Сдержанный колорит из тёплых коричневых и песочных оттенков с кажущейся небрежностью рисунка, на поверку раскрывающегося необычайной гармонией и целостностью, достались тебе от опытной руки, воспитанной на живописи династии Тан, и выросшей в самобытную творческую индивидуальность.

Весь твой лик проникнут удивительной жизненной силой и естественностью, которых я прежде ни в ком не встречал. Жгучая досада распирает от того, что образ твой создан не моим гением, и не проникнуть мне сполна в страстное желание Пигмалиона оживить свою Галатею.

Впрочем, нет, это всё не то. Случись так, что ты вышла из-под моей кисти, я бы ни секунды не помыслил переселить тебя из бытия чистых грёз в этот грязный и осквернённый мир. Ты слишком для него хороша и не должна иметь ничего общего с его жалкими, гнусными обитателями, достойными лишь призрения. Всегда оставайся безупречной, взирая извне со спокойной отстранённостью на тех, кто не достоин и на миг соприкоснуться с твоей нездешней красотой. Твой дом — за стеклом и рамой, что сохранят мой безупречный идеал в вечности.

***


Он стоял напротив до тех пор, пока хмурая смотрительница не гаркнула, что музей закрывается, и последний посетитель должен покинуть зал. Когда же он с неохотой отошёл, постоянно оборачиваясь и косясь в мою сторону, я почувствовала долгожданное облегчение.

Он мнит, что любит меня. Ту связь и родство, что привычно искать в живом человеке из плоти и крови, он видит в моих нарисованных тёмных глазах. Но если он хоть раз увидит движение моих губ и услышит слетающие с них слова, эта призрачная нить окажется разорвана раз и навсегда.

Если я обрету свободу, он перестанет видеть в моём изображении своё отражение и потеряет то единственное, что может во мне любить.

@темы: творчество, ориджинал, актуальности

URL
   

Записки из куста

главная